Метод свободных ассоциаций

Общей аннотацией сначала анализа является предложение расслабиться, войти в полусонное состояние со свободно плава­ющим вниманием и гласить полностью все, что приходит в го­лову. При всем этом акцент делается на том, чтоб проговаривать все возникающие мысли и чувства, даже если они кажутся несуще­ственными, противными либо глуповатыми, в Метод свободных ассоциаций том числе относящи­еся к анализу и личности аналитика. Конкретно так в эталоне при­меняется основной способ — способ свободных ассоциаций. Практически Фрейд и Юнг были первыми психологами, исследо­вавшими этот парадокс. Фрейд чисто эмпирически, исходя из собственных клинических наблюдений, Юнг строго научно, изобретя тест словесных ассоциаций.

Способ основан на идее, что по Метод свободных ассоциаций-настоящему свободные ассо­циации человека, смогшего бросить рациональное мышление, совсем не являются случайными и подчинены точной логике — логике аффекта. Но во фрейдистской интерпретации такая цепочка ассоциаций, если получится преодолеть сопротивление, непременно приводит к ядру психологического конфликта — комп­лексу и преждевременному травматическому опыту, лежащему в базе его формирования Метод свободных ассоциаций. Таким макаром, подразумевается, что все звенья этой цепи связаны и чем далее мы продвигаемся, тем поближе мы к выяснению сущности. Потому Фрейд постулировал возмож­ность прямых интерпретаций (если при любом начале ассоци­ирования все равно приходишь к одному и тому же результату) и принципную допустимость самоанализа. Парадоксаль­ность внедрения фрейдистского варианта Метод свободных ассоциаций этого способа состо­ит в том, что, так как на теоретическом уровне выведен единственный источник всех психологических конфликтов — эдипов комплекс, — то в свободном ассоциировании в общем-то нет большой необ­ходимости, во всяком случае его конкретное содержание не имеет значения. Конкретно против этой догматической умозри­тельной схемы возражал Метод свободных ассоциаций Юнг. Он гласил, что с таким же успе­хом заместо того, чтоб слушать клиента, можно было бы прочитать какое-нибудь объявление ну и всякую строку из газеты. Он нашел, что ассоциации подобны сети либо кругам, расходящимся на воде от брошенного камня. Они всегда вра­щаются вокруг аффективно заряженных образов и Метод свободных ассоциаций образуют психологическую ткань, в которую этот образ плотно вплетен. Ас­социации — это не средство вынуть на поверхность издавна вытесненное. Будучи неразрывно связанными с центральными видами средством собственных аффективных коннотативных ас­пектов значений, они образуют саму материю психологического, сам метод жизни и функционирования нашей души. В сути, любой из Метод свободных ассоциаций главных образов, стягивающий на себя пучок ас­социаций, имеет нечто универсальное, присущее всем людям, другими словами архетипическое.

Потому время от времени юнгианское применение этого способа на­зывают циркулярным, либо радиальным, ассоциированием в отличие от линейного ассоциирования в традиционном психоана­лизе. В юнгианской практике принципиально кружить около вида, всегда ворачиваться Метод свободных ассоциаций к нему и предлагать новые ассоциации, пока не станет ясен его психический смысл. При этом дело не в том, чтоб извлечь некоторую идею по поводу этого вида, а в самом конкретном переживании вида со всеми при­крепленными к нему ассоциациями. Только тогда может ро­диться не интеллектуальное, чисто Метод свободных ассоциаций рациональное осознание, а по­нимание психологическое, при котором объект зания не вытаскивается на поверхность и вырождается до чего-то более плоского, а исследуется in vivo в присущей ему среде, остава­ясь живым. Линейное ассоциирование представляет собой по­знание психологической жизни в виде работы либо соревнования, в каких важен итог Метод свободных ассоциаций. И мы думаем, что каждый следую­щий шаг приближает нас к священной цели. Если же происходят задержки в пути, то непременно кто-то в этом повинен. Традиционное определение сопротивления связано конкретно с сопро­тивлением свободному ассоциированию. При циркулярном же ассоциировании мы можем окутать взором всю перспекти­ву и Метод свободных ассоциаций узреть, что в неких точках мирового океана неистовствует шторм, а в других местах штиль и не плохая погода. Мы можем созидать колебания температуры и солености воды, не оценивая воду как правильную либо некорректную. Зависимо от же­лания клиента можно погрузиться в избранном месте, ощутить себя там, почувствовать глубинные течения. Может быть, се Метод свободных ассоциаций­годня он еще не готов к плаванью в непогодицу. Ему необходимы время и некая тренировка. Принципиально только не терять из виду эти бурные воды. Но необходимости попасть конкретно туда нет, по­тому что океан един, можно достигнуть дна с хоть какой точки. Таким макаром, хотя способ Метод свободных ассоциаций свободных ассоциаций идиентично исполь­зуется в психоанализе и юнгианском анализе, в него вклады­вается различный смысл, и если 1-ый делает акцент на слове «ассоциация», то 2-ой, быстрее, на слове «свободная». Нужно держать в голове, что задачка этого способа — не в том, чтоб «вывести клиента на чистую воду», а в организации Метод свободных ассоциаций свободного доступа к безотчетному содержанию. Таковой подход просит от аналитика отказа от собственных моноидей, которые могут вести процесс ассоциирования и в итоге обеднять образ. Существует соблазн привести клиента к этим же ассоциациям, которые появились у аналитика.

Сущность этого способа — контакт с безотчетным — должна воплощаться в самой свободной, метафорической, исполнен­ной фантазиями Метод свободных ассоциаций атмосфере анализа. Если такая атмосфера не образовалась, то любые точные аннотации не дадут подходящего эффекта. Приведем пример. В одном из сновидений клиентка рождает почерневшую от времени доску в виде рыбы, на кото­рой стоит символ, что это девченка. Ассоциации клиентки в основ­ном касались противных чувств, связанных Метод свободных ассоциаций с ее женствен­ностью. Ассоциации у аналитика — с почерневшими досками как иконами и с рыбой как эмблемой Христа. Но высказы­вание этих мыслях аналитиком либо его попытка привести ассоци­ации клиентки к духовному измерению были бы вызваны неосознанным желанием отстраниться от ее болезненных пе­реживаний, связанных с принятием Метод свободных ассоциаций собственной женственности. Позже аналитик вспомнил образ, объединяющий оба направ­ления ассоциаций, — образ темной богоматери. Желание ана­литика навести ассоциации в свое русло имеет смысл рассмат­ривать исходя из убеждений контрпереноса. В этом случае аналитик возвышает, идеализирует клиентку, что подтвердилось дальней­шим ходом анализа, но это идеализирующее отражение может быть нужным для принятия Метод свободных ассоциаций ею своей женственности. Естественно, циркулярное ассоциирование не останавливает­ся на 2-ух доминирующих направлениях ассоциаций. Тут оно может привлечь наше внимание к отношениям клиентки с дочерью, ее внутренним ребенком, и тем, что рождается в анали­зе, к тому, как она ощущает себя темной рыбой в черных водах Метод свободных ассоциаций безотчетного, к ее рисункам в черном цвете (почер­невшим от времени) и т. д. Но такая работа не может быть вы­полнена за один аналитический сеанс. Весь долгий анали­тический процесс можно рассматривать как циркулярное ассоциирование, когда вновь возникающие образы повсевременно играют с прошлыми, порождая новые значения. Так, в инициальном Метод свободных ассоциаций сновидении, которое мы будем дискуссировать ниже, рож­дение рыбы-доски «оживляет» море и сразу присваивает другие значения последующему за этим сну о рыбе в незапятанной коло­дезной воде.

Частота сеансов

Исторически для анализа требовались как можно более час­тые постоянные встречи. Но Юнг отступил от этого прин­ципа, решив Метод свободных ассоциаций, что на продвинутых шагах, когда более тяже­лые невротические моменты уже проработаны и клиент в основном ориентируется конкретно на задачки индивидуации, число сеансов можно уменьшить. Тем миниатюризируется зависимость клиента от терапевта, и ему предос­тавляется больше самостоятельности. Юнг и большая часть его первых соратников предпочитали один-два сеанса в неделю Метод свободных ассоциаций. Нормальными числились огромные перерывы в анализе. С неко­торыми же пациентами, у каких не было способности регу­лярно приезжать в Цюрих, Юнг даже вел нечто вроде анализа по переписке. При редчайших встречах с аналитиком акцент обсуж­дения безизбежно сдвигается на более важные для клиента переживания, что отвечает юнгианскому Метод свободных ассоциаций энтузиазму к символам и процессу индивидуации. Такая работа не так очень вовлека­ет участников в дела переноса и контрпереноса, освобож­дая их энергию для исследования безотчетных содержаний. В неком смысле редчайшие встречи задавали значительную дистанцию, которая уравновешивала очень спонтанное, актив­ное и очень открытое поведение первых юнгианских аналитиков.

Делая Метод свободных ассоциаций встречи более редчайшими, мы придаем им больше сим­волического веса. Празднички, ритуалы и церемонии не должны происходить нередко. Важные действия не случаются каждый денек. Потому вопрос частоты сеансов выходит за рамки дилем­мы: анализ либо поддерживающая терапия. Быстрее, принципиально то место, которое анализ занимает в чувственной жизни кли­ента. Если Метод свободных ассоциаций конкретно туда клиент помещает потаенную глубинную жизнь собственной души, подобно тому, как драгоценности кладутся в сейф, то, непременно, налицо нужная для появления аналитической ситуации символическая установка. Возможно, в поддерживающей терапии ему необходимо только временно ослабить психическое напряжение, центр же его жизни как и раньше ос­тается за пределами приемной. Очевидно Метод свободных ассоциаций, это не значит, что если у клиента есть желание и возможность очень нередких встреч, то ему нужно отказывать. На практике выходит напротив. Со­временным людям не просто выделить много времени, а иногда и значимые деньги для собственного психоло­гического и духовного развития.

Особенные договоренности

Дополнительные договоренности в анализе касаются Метод свободных ассоциаций про­цедуры окончания анализа, пропусков, периодов каникул и принятия принципиальных решений в жизни. В отношении последне­го клиенту советуют не принимать конструктивных решений (жениться, разводиться, поменять работу, уехать в другой город и т. п.), не обсудив их за ранее с аналитиком. Очевидно, аналитик не может запретить клиенту поступать так Метод свободных ассоциаций, как тот на­ходит необходимым. Но бывают случаи, интерпретируемые как «отыг­рывание». К примеру, перенос положительных эмоций на терапевта может усилить нехорошие проекции на напарника по браку в кон­фликтной семье, и клиент поспешно займется разводом. Точно так же потребность в заботе о внутреннем ребенке может побу­дить Метод свободных ассоциаций побыстрее завести малыша. Естественно, такие поступки не следует оценивать как некорректные. Принятие решений — это личное дело клиента. Многие клиенты обращаются за помощью к психологу, пребывая в колебаниях и надеясь принять какое-то решение, изменяющее их жизнь к наилучшему. Но задачки анализа не сводятся к определению определенных шагов, которые клиен­ту нужно Метод свободных ассоциаций сделать. Аналитик может высказывать свое мировоззрение, но не должен учить жить либо рекомендовать. Такая уста­новка очень инфантилизировала бы клиента и мешала бы процессу его индивидуации, поддерживая защитную, избегаю­щую жизни позицию. Целью анализа является посодействовать пациен­ту разобраться внутри себя и взять ответственность за свою жизнь и развитие. Если Метод свободных ассоциаций в итоге клиент воспримет решение, напри­мер порвать обременительную патологическую связь, и раз­ведется с партнером по браку, то этот поступок можно расцени­вать как прогресс в терапии. Принципиально только, чтоб анализ стал местом, куда пациент мог принести все свои волнения, ужасы, сомнения, надежды, сопровождающие принципиальные конфигурации в жиз Метод свободных ассоциаций­ни, и поделить их с терапевтом. Если, не сказав аналитику ни слова, он непродуманно воспринимает решения, то налицо либо недостающее доверие к нему, либо недопонимание целей анализа, либо отыгрывание. Естественно, рекомендация относительно тако­го подготовительного обсуждения не должна смотреться так, буд­то каждый раз от аналитика необходимо Метод свободных ассоциаций получить «добро», как от отца либо начальника. Аналитику необходимо довольно ясно доносить цели и задачки анализа и воплощать «дух» анализа во всех собственных действиях.

Интерпретация

Хоть какой психический анализ подразумевает умение стро­ить умозаключения, интерпретировать. Это всегда вербальный и сознательный акт, нацеленный на понимание ранее бессозна­тельного материала. Можно представить, что аналитику Метод свободных ассоциаций нуж­но быть очень наблюдательным, иметь развитую речь и доста­точные умственные возможности. Но интерпретация не является чисто умственной процедурой. Даже блестя­ще сформулированная и четкая интерпретация, если она вы­сказана несвоевременно и не принята клиентом, является со­вершенно никчемной. Потому юнгианские аналитики в целом изредка обращались Метод свободных ассоциаций к методологии интерпретации, делая акцент на спонтанности и больше полагаясь на интуицию. Все таки мож­но выделить несколько соответствующих моментов юнгианского взора на этот вопрос.

Сначала, история показала, что глупо веровать в целительную силу инсайта, на которую надеялся Фрейд. Он счи­тал, что инсайт расчищает дорогу здоровью от завалов Метод свободных ассоциаций бессоз­нательного. Опыт поведенческой терапии показал, что возмож­ны положительные поведенческие конфигурации без всяких инсайтов. И нередко инсайты не ведут к нужным поведенческим изме­нениям. Обычного вербального акта аналитика, даже очень ис­кушенного в психоаналитической теории, недостаточно, чтоб посодействовать клиенту интегрировать чувства и разум. Непринятая ин­терпретация быстрее будет Метод свободных ассоциаций усиливать их расщепление и работать на руку сопротивлениям. Потому сначала она должна быть «эмоциональной» — неразрывно связанной с общей атмосфе­рой анализа. Интерпретация свидетельствует о том, что анали­тик находится, слушает, старается посодействовать. Она дает поддер­жку клиенту, демонстрируя, что в его переживаниях нет ничего неразумного, глуповатого либо отвратительного, что они Метод свободных ассоциаций в принципе понят­ны и увлекательны другим людям. Психотерапевт Кохут считал, что она является инвентарем интернализации эмпатического осознания аналитика. Конкретно эмоциональное содержание, а не само слово приводит ее в действие. Ведь интерпретация вос­принимается как мировоззрение аналитика о клиенте лично. Посколь­ку аналитик — особый человек, чье мировоззрение небезразлично, весомый другой Метод свободных ассоциаций, то каждому его слову придается большой вес. Тут не должно быть спешки и навязывания. Интерпретация не должна казаться кое-чем чужеродным и излишним. Ее задачка - установить размеренное положительное отношение и породить на­дежду на исцеление. Так что оптимальный, «солярный» эле­мент следует уравновесить «лунным», чтоб Эрос и Метод свободных ассоциаций Логос рабо­тали в паре.

Винникотт уподоблял интерпретацию переходному объек­ту. Переходный объект работает в качестве посредника меж наружной и внутренней реальностью. Он нужен для психологического развития хоть какого человека не только лишь в качестве временного заместителя первичного объекта, но как основной инструмент творческого освоения мира. Его главное свойство Метод свободных ассоциаций заключается в том, что он сразу дан ребенку снаружи и вроде бы выдуман, придуман им самим. Ребенок находит его как раз тогда, когда готов перенести на него свои фантазии, чув­ства и потребности. Удачная интерпретация обладает этим же качеством синхронности. Она возникает тогда, когда уже практически осознана клиентом, близка к порогу Метод свободных ассоциаций его сознания. И она произносится так, чтоб клиент пережил ее как свое соб­ственное открытие, как свое откровение. Небезопасно, когда к ней относятся как к собственного рода герменевтическому упражнению, и пациент только убеждается, как проницателен анали­тик либо как он всезнающ и мудр. Интерпретация долж­на оставлять место для Метод свободных ассоциаций творческой активности самого клиента и внушать ему уверенность в собственных силах. Только тогда она будет провоцировать, а не перекрыть его фантазию и способство­вать развитию символического дела к миру. Потому неотклонимыми знаками удачной интерпретации является ожив­ление клиента и возникновение нового важного материала.

Очень ценным является Метод свободных ассоциаций совет Юнга избегать лишней концептуализации и оставаться как можно поближе к самому интерпретируемому виду. Образы сами требуют осознания и истолкования. Каждый образ окружен сетью значений и смыс­лов. Умелая интерпретация открывала бы этот психический контекст каждого вида, каждого переживания, не под­меняя его концепциями и абстрактными понятиями. Только при всем этом Метод свободных ассоциаций условии будет происходить продуктивный диалог созна­ния и безотчетного и получится избежать угнетения связан­ной с фантазией активности души. Ведь конкретно угнетение образов, с юнгианской точки зрения, — основная причина многих психологических расстройств. Естественно, в психологии, как и в дру­гих науках, мы не можем обойтись без абстрактного мышления Метод свободных ассоциаций и структурной четкости изложения мыслях, но в реальном лече­нии еще огромную роль играет чувственный, образный контекст происходящего. Так что всегда лучше действовать осторожно и придерживать свои догадки до того момента, когда клиент будет готов их воспринять либо когда его переживания сами не найдут сокрытый в их смысл и не разъяснятся Метод свободных ассоциаций сами собой, к примеру благодаря тому, что клиент произнесет позднее. Кро­ме того, аналитику необходимо пробовать говорить с клиентом на его языке и формулировать интерпретации, совместимые с его миропониманием. В анализе нет задачки «переделать» дру­гого человека либо дать ему эталон «правильного» метода жиз­ни и мышления. Психическая Метод свободных ассоциаций мифология ни чуть ли не лучше хоть какой другой, потому не за чем навязывать ее клиенту. Юнгианский подход к интерпретации состоит том, что она должна посодействовать клиенту поймать свои образы, чувства и фантазии, в неком смысле посодействовать ему довериться им и позволить им расшириться, чтоб они обогатили его сознательную жизнь Метод свободных ассоциаций.

В неких случаях нужно осознанно «жертвовать» интерпретацией. Причина в том, что для ее «переваривания» тре­буются довольно постоянные и сохранные функции Эго. Но для заслуги этого условия нужен значимый прогресс в лечении и время от времени много времени. До той поры аналитику при­ходится действовать осмотрительно и просто Метод свободных ассоциаций «воплощать» об­раз, в проекции которого на другого человека клиент нуждается. Сами дела с аналитиком тогда возьмут на себя функции интерпретации. Естественно, не следует мыслить, что аналитик толь­ко интерпретирует. Его задачка не сводится только к выдаче разъясняющих заключений. Не считая того, есть много других ви­дов его Метод свободных ассоциаций вербальной активности. Несколько сеансов, на которых он задал всего пару вопросов, могут быть продуктивнее сеанса с неудачной, несвоевременной интерпретацией. Большая часть его вмешательств ориентировано на поддержание диалога и созда­ние фона, на котором могут раскрываться переживания клиен­та. А в аффективно заряженные моменты сеанса перед анали­тиком стоит задачка сохранения Метод свободных ассоциаций и удерживания, требующая особых способностей. Но в каком-то смысле даже обыденные вопросы, высказывания и «гм» либо «ага» содержат элемент интерпре­тации. Потому время от времени аналитики делят интерпретации на поверхностные и мутационные. В первом случае мы практически имеем дело с акцентированным переформулированием слов клиента либо с комментарием, констатирующим явное Метод свободных ассоциаций, но упущенное им смысловое содержание. Такие деяния анали­тика носят не глубочайший нрав и больше служат поддержанию направления и темпа процесса исцеления в целом. Во 2-м слу­чае в итоге интерпретации происходят принципиальные сдвиги. Ино­гда довольно легкого, но приложенного в правильном месте уси­лия, чтоб Метод свободных ассоциаций в конце концов двинуть с места тяжкий груз. Мутационные интерпретации отмечают поворотные точки анализа.

Содержанием полной интерпретации является описание доминирующего комплекса, сопротивления и системы защит, удерживающих этот комплекс в безотчетном. Она должна обхватывать три времени: прошедшее, истинное и будущее. Про­шлое — это генетический нюанс, позволяющий установить, в силу каких обстоятельств Метод свободных ассоциаций у клиента сформировался этот комплекс, какие причины занесли в него вклад и почему появилась необхо­димость теснить и подавлять эти содержания, чувства и аффекты. Уровень реального — это проявления этого ком­плекса в теперешней жизни, трудности в межличностных от­ношениях и определенные чувственные задачи. Сюда также относятся проявления комплекса «здесь и Метод свободных ассоциаций теперь» в ситу­ации переноса-контрпереноса. Нюанс грядущего связан с про­гнозами и проспективными элементами снутри комплекса - содержащимися в нем способностями и потенциалами разви­тия, которые предстоит привнести в сознание. Сопротивление и систему защит также следует открывать на этих 3-х уров­нях. При всем этом нет задачки преодолеть либо Метод свободных ассоциаций убить эти за­щиты. Они являются частью нашего здорового психологического функционирования. Никто не может без их обойтись. Поэто­му лучше их интерпретировать только тогда, когда кли­ент не остается в итоге очень уязвимым. В конце концов, комплекс и система зашит имеют как личное содержание, так и архетипическое Метод свободных ассоциаций ядро.

В силу этого комплекс должен затрагивать и аналитика. По­этому в качестве критериев удачной интерпретации в юнгианской литературе именуется ее аффективный нрав. Кор­ни аффекта должны лежать в безотчетном аналитика. Конкретно из-за безотчетного чувственного вовлечения рождается то качество глубины, которое и делает действенность интерпретации. Истолкование не может идти только от Метод свободных ассоциаций мозга. Вы­сказанное нейтральным, безучастным тоном, оно навряд ли затро­нет клиента. Переживания клиента должны стать лично значи­мыми для аналитика, резонировать с кое-чем снутри него. Глубочайшая интерпретация — это всегда такое же принципиальное событие для аналитика, как и для клиента; потому его слова сопровож­дает Метод свободных ассоциаций тот чувственный заряд, который как раз нужен для «энергетического усиления» поля анализа. И универсальный, архетипический нрав материала, непременно, заносит вклад в это усиление.

К завершенной интерпретации можно придти только посте­пенно — будет нужно длинный период анализа. И очень нередко ана­литик способен на нее, только выйдя из-под огня Метод свободных ассоциаций переноса и контрпереноса, размышляя о клиенте ретроспективно во вре­мя перерыва в анализе. Понятно, что полное описание только какого-либо 1-го комплекса заняло бы целую монографию и потребовало бы значимых усилий. Можно осознать, поче­му аналитику необходимо настолько не мало лет подготовки и почему суще­ствует такое богатство юнгианской литературы. Но на Метод свободных ассоциаций практике такая окончательная интерпретация в полном объеме, конеч­но, является идеализацией и не нужна ни клиенту, ни терапевту. Быстрее, цель подготовки аналитика — развить чувствительность к метафорическим местам, окружающим различные комп­лексы. При всем этом в силу типологии и личной истории каждый аналитик безизбежно будет лучше замечать Метод свободных ассоциаций в клиентах то, что близко ему самому. Одни терапевты питают необыкновенную любовь к объяснениям в определениях «инцеста и эдипова комплекса», дру­гие — в определениях «героического сценария и материнского ком­плекса», третьи предпочитают изучить полярность архети­пов пуэра (нескончаемого юноши) и сенекса (старика). Такие различия совсем естественны и в юнгианской психологии даже при Метод свободных ассоциаций­ветствуются как отражение плюралистического взора на мир. Принципиально только, чтоб эти разъяснения были близки языку само­го клиента и обладали способностью вправду что-то ме­нять в его душе. Пациент не должен принимать их только из-за тенденции к уступчивости либо только наружным обра­зом, растя что-то Метод свободных ассоциаций вроде аналитической личности. В анали­зе нет задачки сделать из пациента психолога и загрузить его вся­кими психическими теориями. Познание и осознание - различные вещи. Богатство знаний и всяких сведений не делает человека счастливым и не устраняет его от симптомов. Наши реальные препядствия носят чувственный нрав. И наше самопознание есть Метод свободных ассоциаций живой процесс психологической трансформации. Потому на практике еще полезнее передавать образные и символические контексты комплекса и избегать употребле­ния особых определений. Работу интерпретации можно срав­нить с майевтикой, сократовским искусством духовного родов­споможения. Она является средством поддерживать диалектическое напряжение, чтоб родилось что-то новое. Ее можно сопоставить Метод свободных ассоциаций также с шаманскими практиками. Шаман от­правлялся в путешествие в верхний либо нижний мир, чтоб отыскать и высвободить плененную духами заболевания часть души па­циента. Действенная интерпретация также подразумевает про­никновение в узкий мир, населенный комплексами и архетипическими персонажами, чтоб возвратить вспять отколовшиеся части души. Потому интерпретация переживается как магичес­кий обряд Метод свободных ассоциаций, как психическое событие, привносящее нечто ценное в нашу жизнь, оживляющее, обогащающее ее, также ком­пенсирующее что-то старенькое и мешающее.

Для мастерского владения этим инвентарем нужно различать виды интерпретаций и знать их способности и огра­ничения. Можно выделить по последней мере три пары противо­положных видов:

1) интерпретация на беспристрастном Метод свободных ассоциаций и личном уровне;

2) редуктивные и проспективные интерпретации;

3) интерпретации переноса и контрпереноса.

В отношении первого пт начинающим аналитикам ре­комендуется использовать личные интерпретации толь­ко после беспристрастных. Последние относятся больше к наружным и естественным нюансам в жизни клиента. Личный же уро­вень адресуется к интрапсихической действительности клиента, осо Метод свободных ассоциаций­бенностям его внутреннего мира. Другими словами в первом случае мы рассматриваем делему как нечто интроецируемое, а во вто­ром — как проецируемое изнутри на окружающий мир. Нередко в психоанализе и психотерапии признают только интерпретации на беспристрастном уровне. Мы привыкли считать задачи клиен­та, к примеру, последствиями травматических эпизодов его жиз­ни Метод свободных ассоциаций, результатом воспитания в детстве либо отношений с близкими людьми. И мы пытаемся посодействовать ему разобраться в сложившейся ситуации, предполагая ее действительность и актуаль­ность для клиента в том виде, в каком он ее излагает. Большой наградой юнгианской психологии является демонстрация того, что эти описания, в сути, относятся Метод свободных ассоциаций к тому воображаемо­му миру снутри клиента, в каком и протекает его психологическая жизнь. Психика не только лишь формируется факторами окру­жающей среды, да и развивается из собственных собственных источников, владея определенной автономией и способнос­тью к саморегуляции. Потому, к примеру, недоброжелатели клиента отражают его собственные теневые проекции, а Метод свободных ассоциаций партнеры по браку — проекции Анимы либо Анимуса. Выбор после­довательности интерпретаций продиктован тем, что клиенту сначала нужно узреть ситуацию более беспристрастно, та­кой, какова она есть по сути, ослабив свои аффективные преломления. По другому может появиться опасность «затуманива­ния», ухода от реальной ситуации в мир фантазий, которые имеют только слабенькую Метод свободных ассоциаций связь с определенными актуальными зада­чами и не содействуют облегчению страданий. В практике Юнга, но, было много примеров личных интерпрета­ций, даваемых с ходу. Для неких людей, погруженных в на­сыщенную внутреннюю жизнь, они могут быть полезнее рассуж­дений о вероятных беспристрастных обстоятельствах их наружной ситуации. С другой Метод свободных ассоциаций стороны, если принимать в расчет принцип компенсации, то интерпретация на беспристрастном уровне допол­няла бы и корректировала доминирующую установку таких лю­дей. Разумеется, в этом вопросе полезна упругость и ориентация на то, в каком направлении идут ассоциации самого клиента.

Говоря об интерпретациях второго типа, можно использо­вать сопоставление с деревом. Редуктивные Метод свободных ассоциаций интерпретации подоб­ны его корням в земле, а проспективные тем плодам, которые оно должно принести, либо его назначению в целом. Снова же сначала лучше давать редуктивные интерпретации. Напри­мер, работая с семейными неуввязками клиента, можно выяс­нить его рвение к власти, ужас зависимости и даже проследить его теперешнюю ситуацию Метод свободных ассоциаций и отыскать ее истоки в нарушенных детско-родительских отношениях в его личном про­шлом. После ясного и исчерпающего разбора всех этих редуктивных моментов можно направить его внимание на то, что, может быть, он обучается устанавливать дела с противополож­ным полом, отыскивает себе адекватную модель мужественности и стремится к подлинной Метод свободных ассоциаций близости. Игнорирование этой вто­рой проспективной части делало бы картину очень темной и могло бы перевоплотиться в однобокое и примитивное патологизирование клиента. Наше восприятие других людей нередко имеет это проф искажение. Психологу и особен­но психиатру совсем не сложно поставить диагноз и узреть в пове­дении пациента различные психологические Метод свободных ассоциаций отличия. Мы можем стать пленниками архетипической ситуации исцеления. Отчасти эти образы индуцированы безотчетным пациен­та, чтоб пробудить эмпатию и сочувствие терапевта, но час­тично они приходят из собственного безотчетного анали­тика, являясь компонентами его личности либо тени. Они могут мешать исцелению, вызывая искусственную инфантилизацию и патологизацию клиента, препятствуя выходу на Метод свободных ассоциаций сцену образов его здоровья и целостности. Исторически конкретно этот от­каз глядеть на людскую душу через призму заболевания при­вело к расхождению Юнга и Фрейда, а потом к рожде­нию всего гуманистического крыла психологии. Вопрос проспективной интерпретации не сводится к техническому трю­ку. Она находится в Метод свободных ассоциаций зависимости от нашей возможности созидать наилучшее в клиенте и вообщем веровать в людей. Не считая того, с юнгианской точки зре­ния это к тому же вопрос осознания двойственной природы бессозна­тельного — оно и злой бес, доставляющий хлопоты, и ангел, приносящий спасение. Все таки с проспективной интерпретаци­ей не следует спешить Метод свободных ассоциаций, потому что есть риск поощрять тем са­мым избегание черных и противных сторон. Возрождения не может произойти без погибели. Принципиально просто никогда не терять из виду этот другой, направленный на будущее нюанс анализа.

По поводу третьего типа интерпретаций необходимо вспомнить идею Мелани Кляйн, что дела переноса находятся уже с первых минут Метод свободных ассоциаций анализа. Психотерапевты школы объектных отношений фокусируются конкретно на интерпретациях перено­са и считают уместным делать их чуть не с первых минут те­рапии. Не отрицая значимости проекций при переносе, юнгианские аналитики, обычно, стремятся быть поближе к самому содержанию безотчетного материала. По другому есть опасность сводить все происходящее в Метод свободных ассоциаций анализе только к взаимо­отношениям с аналитиком. Назойливая интерпретация переноса может стимулировать тревогу и только мешать процессу исце­ления. Естественно, все, что произносится в присутствии аналити­ка, имеет к нему некое отношение. Но сновидения и фан­тазии сами по для себя могут представлять ценность для клиента. Символическое достояние их значений Метод свободных ассоциаций не сводится только к бес­сознательной картине отношений переноса. И, очевидно, было бы странноватым во всем многообразии реакций, связанных с пере­носом, созидать только отражение отношений мамы и малыша в 1-ые месяцы жизни. В таковой редукции нет принципиаль­ной ошибки. Но нужно обдумывать, что это всего только одна из Метод свободных ассоциаций метафор, описывающих аналитические дела. Как и в лю­бых человечьих отношениях, в их потенциально проявля­ются все паттерны межличностного общения. Практически все сказки, легенды и литературные произведения посвящены человечьим взаимоотношениям. Интерпретация переноса должна устанавливать смысловые связи меж ситуацией в ана­лизе и этим более широким метафорическим контекстом Метод свободных ассоциаций, не­зримо включенным в происходящее, и изучить его воздействие. Более точные указания на перенос связаны с образом аналитика в снах клиента либо с прямыми высказываниями об аналитике. Да и в данном случае полезны осторожность и упругость, так как эти сигналы могут относиться не только лишь к проекциям лич­ного содержания, да Метод свободных ассоциаций и к активизировавшимся архетипическим персонажам либо к виду внутреннего целителя клиента.

Что касается интерпретаций аналитиком собственных вызванных контрпереносом эмоций, фантазий и сновидений, то они дела­ются им в самоанализе либо на встречах с супервизором, чтоб сначала лучше осознать клиента и извлечь ценную ин­формацию о неосознаваемых процессах в Метод свободных ассоциаций анализе. У Юнга был случай, когда он конкретно поведал клиентке собственный сон про нее и объяснил его так, что она сообразила про себя нечто ценное. Естественно, такое поведение — быстрее исключение, чем правило для аналитика. Он не должен занимать время клиентов рассказами о собственных переживаниях, так сказать, «перетягивая одеяло на Метод свободных ассоциаций себя». Но сигналы контрпереноса, как будет показа­но в последующем разделе, играют важную роль в юнгианской психотерапии.

Перенос и контрперенос

В широком смысле перенос и контрперенос обозначают не просто невротическую тенденцию разыгрывать старенькые стерео­типы, но неминуемую и нужную степень чувственного вовлечения обоих участников в общий процесс. Можно именовать Метод свободных ассоциаций их частью диалектики взаимодействия. Еще в 1946 году в собственной работе «Психология переноса» Юнг представил очень современ­ный взор на эту делему, опередив на несколько десятиле­тий теоретическое развитие психоанализа. Его мысль «четвертич­ного брака» и алхимические метафоры умопомрачительно точно передают всю сложность аналитических отношений.

Ось 1-2 относится к наружной Метод свободных ассоциаций части аналитического взаимо­действия. Пациент, страдая от симптома, обращается за психо­логической помощью к специалисту. Как и в любом лечении, их позиции с формальной точки зрения не равны, и работа рег­ламентирована рамками и соглашениями, обеспечивающими рабочий союз. Их общение по этой оси вербальное и созна­тельное. Все другие подводные Метод свободных ассоциаций процессы, протекающие меж ними, должны быть вынесены на поверхность, осознаны и оговорены, чтоб появилась возможность их проработки и ин­теграции.

Ось 4-6 можно именовать осью терапии. Она обозначает диалог сознания и безотчетного, обмен энергией меж ними, в ре­зультате чего симптомы равномерно слабеют и устраняются препятствия для психологического развития Метод свободных ассоциаций и духовной жизни.


metodi-analiza-upravlencheskih-reshenij-referat.html
metodi-arhitekturnogo-proektirovaniya-za-bg-barhinim-referat.html
metodi-borbi-dissidentov.html